У них банки рушатся, а у нас ралли: Санкции дали преимущество России перед Западом

Какие преимущества есть у нашей банковской системы перед западной, “Российской газете” рассказал кандидат экономических наук, эксперт по фондовому рынку “БКС Мир инвестиций” Михаил Зельцер:

Что у них

На фоне коронакризиса 2020 года мировые центробанки обнулили ключевые ставки и накачали финансовую систему огромной ликвидностью. Так, ставка ФРС весной прошлого года была 0%, а у ЕЦБ и вовсе – отрицательной. При этом балансы центробанков раздулись в несколько раз. У Федрезерва в прошлом году стало почти 9 трлн долларов.

После этого мир столкнулся с масштабным скачком инфляции. И чтобы остановить ценовое давление, регуляторы принялись экстренно сокращать свои балансы, закрывая программы количественного смягчения (QE), и повышать ключевые ставки.

22 марта ФРС повысил ставку до 5%, а ЕЦБ уже поднял стоимость фондирования к 3,5%. То есть за считанные месяцы стоимость кредитных ресурсов резко взлетела, а цены облигаций, связанные с доходностями кредитного рынка, рухнули. При этом именно они составляли существенную долю балансов банков.

На фоне падения стоимости банковских активов и большого наплыва вкладчиков за своими деньгами началась цепная реакция. Высокие обязательства нужно погашать, а средств для этого уже не хватает. В считанные дни рухнули крупные банки из первой двадцатки США. Silicon Valley Bank (SVB) не выдержал набега кредиторов. А после фактического банкротства SVB регулятор штата Нью-Йорк на фоне системных рисков принял решение о закрытии и Signature Bank. Стоимость акций банков на бирже фактически обнулилась.

Участники рынка стали оценивать масштаб проблем и искать очередные банки под риском. В профильных финансовых СМИ появились риск-листы на десяток банков. Их акции рухнули. Ситуация развивалась молниеносно.

Ранее сильному региональному игроку банковского сектора из риск-листа – First Republic Bank, также потребовалась срочная помощь. Экстренные меры поддержки со стороны ФРС и спасительная ликвидность в 30 млрд долларов для этого банка от ведущих инвестдомов несколько снизили градус давления. И позволили избежать кризиса доверия, в случае наступления которого начался бы полноценный кризис ликвидности. А это траты совсем иного порядка.

Одновременно прошла информация о проблемах системно значимых банков и с другого континента. Затрясло финансовую Европу. Швейцарский гигант Credit Suisse сообщил о дыре баланса и ЦБ страны был вынужден открыть ему линию в 54 млрд долларов. Но этого не хватило. И спустя пару дней еще один европейский гигант UBS поглотил тонущего Credit Suisse за сумму в несколько раз ниже его капитализации.

В последнюю декаду марта на рынках отмечается некоторая стабилизация, активная позиция финансовых властей дала результат. Биржевое сообщество фактически смирилось с ростом ставок, но ожидает уже завершение жесткого монетарного цикла.

В дальнейшем пристальное внимание будет уделяться отчетности банков, сообщениям в профильных СМИ о новых испытаниях для кредитных организаций и реакции центробанков. Очевидно, что риски еще никуда не ушли, и волатильность рынка сохранится на повышенном уровне.

А как у нас

Геополитика внесла свои коррективы в деловую и биржевую деятельность в нашей стране. Российские банки стали одними из первых, кто получил удар от санкций.

Были заблокированы корреспондентские счета, отключили от SWIFT, ведущие банки страны попали в блокирующие SDN-листы США и Европы. Финансовой системе пришлось адаптироваться к новым условиям.

Но в этом есть и преимущество. Обрыв исторических связей с западными рынками и отключение нерезидентов от финансового рынка позволили повысить автономность и снизить чувствительность к динамике мировых рынков рискового капитала.

Весной прошлого года мрачные оценки зарубежных экспертов не исключали потерю капитала российскими банками вплоть до 50%. А осенью 2022 года стало ясно – пессимизм был обусловлен очень высокой неопределенностью, но банки стали понемногу раскрывать свои показатели. Убытки весны закрыты, чистая прибыль растет, а масштабной докапитализации не требуется.

Сбербанк первый, кто возобновил публичную отчетность, показал высокую эффективность, а его результаты за 2023 год уже могут быть сопоставимы с докризисной прибылью 2021 года. О прибыли заявили и в “Тинькофф”, а руководство ВТБ ожидает рекордную прибыль за I квартал 2023 года.

И как следствие: акции Сбербанка обновили годовые максимумы. На горизонте года фундаментальная стоимость может повыситься еще. И акции ВТБ оживились, скакнув вверх сразу на 15% за сутки.

Вынужденная независимость российской финансовой системы от траектории глобальных рынков повышает устойчивость наших банков. Ликвидность системы остается на высоком уровне, цены ОФЗ достаточно стабильны, а ставка ЦБ в 7,5% по меркам мировых экономик относительно низкая.

Так что потрясений по аналогии с США и ЕС в России не ожидается. А на случай обострения и без того неспокойной геополитической обстановки у российского ЦБ есть достаточный монетарный инструментарий. Опыт кризисной весны 2022 года это уже доказал.

Поделитесь с друзьями
Анна Дремова
Анна Дремова
Статей: 607

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *